ВОСТОЧНО-АМЕРИКАНСКАЯ ЕПАРХИЯ
Русской Православной Церкви Заграницей
РПЦЗ
Официальный сайт
"Наши корни – в Русской Церкви" – Интервью с архим. Лукой (Мурьянкой)

С 21-го по 25 сентября 2016 года в Москве прошли торжественные мероприятия, посвященные 1000-летию русского монашества на Св. Горе Афон. Ректор и преподаватель патрологии Св. Троицкой семинарии в Джорданвилле, шт. Нью-Йорк, архимандрит Лука (Мурьянка) принял участие в торжествах, в ходе которых состоялась научная конференция и совещание настоятелей и настоятельниц Русской Церкви. Диакон Андрей Псарев встретился с о. Лукой и попросил его поделиться своими впечатлениями от этого торжественного события.

Отец Лука, Вы только что вернулись из краткой поездки в Россию – меньше недели. Ваше желание поскорее вернуться в Джорданвилль очень впечатляет. Какова была цель Вашей поездки?

Меня пригласили на празднование 1000-летия русского монашеского присутствия на Св. Горе Афон. В Москве собралось свыше 600 настоятелей и настоятельниц монастырей, которые участвовали в богослужениях, лекциях, беседах, в открытии выставки, посвященной этому событию, в музее при храме Христа Спасителя.

Торжества продолжались пять дней. Понимаю, что на них было много специалистов из разных уголков мира. Что Вы узнали в ходе Вашего напряженного пребывания в Москве?

Мы слушали выступления Святейшего Патриарха Кирилла, принимали участие в лекциях и общении, назидательном и рассчитанном на нас – членов монашеского сообщества, особенно настоятелей и игуменей. В ходе лекций и общения, которое ободрило и воодушевило нас, мы получили также ряд рекомендаций. Нам представили картину далекого прошлого (до революции), что случилось во время революции и что конкретно происходит в монашеской жизни сегодня. Меня это очень тронуло и я ощутил чувство духовного обновления, когда Его Святейшество очень ясно описал ситуацию с монастырями в России, отметив сильные стороны и проблемы, с которыми сегодня сталкивается монашеская жизнь в России.

Также выступали архиереи и священники из разных областей, в основном из России. Я хотел бы упомянуть выступление иеромонаха Кириона из Св. Пантелеимонова монастыря об истории афонских монашеских традиций, а также лекцию д-ра Жана-Клода Ларше о духовной жизни и монашестве. Наиболее полезными и познавательными для меня стали выступления о важности исповеди, откровении помыслов и значимости послушания. Другие выступления носили больше исторической, академический характер.

Для меня наиболее важными были те выступления, которые касались практики монашеского делания, и с собой домой я взял некоторые идеи, которые мог бы воплотить. Так что самой важной причиной моей поездки было найти возможность формировать и улучшать нашу монашескую общину здесь, в Джорданвилле.

А в Св. Троице-Сергиеву лавру Вам удалось съездить?

Нет. В тот день наша группа была разделена и мы могли выбрать: остаться в Москве и послушать обращение Патриарха к настоятелям и игумениям, а другая группа, более академического настроения, поехала в Троице-Сергиеву лавру. Хотя мне и хотелось посетить Лавру, но причина того, что я, как настоятель монастыря, поехал в Москву, чтобы присутствовать на той самой встрече, когда Патриарх выступал со своими мыслями, идеями и давал нам свои советы.

Была ли у Вас возможность встретиться с Вашими коллегами – игуменами из России или других мест и обменяться мнениями?

Да, между лекциями было время. Но мы так много слушали и общались, и общение наше было настолько насыщенным, что за выступлениями и разговорами мы даже пропускали запланированные перерывы.

Но между выступленяими и докладами, и в другое время у меня была возможность подольше пообщаться с российскими игуменами, особенно с тремя из них, и некоторые свои мысли я обсудил с игуменией Софией из С.-Петербурга. Меня очень впечатлило, как она рассказывала о трудностях, которые встают сегодня перед настоятелями и настоятельницами в России из-за той культурной и психологической среды, в которой живет молодежь. И при формировании монастырской общины требуется строго индивидуальный подход к каждому человеку.

Она интересно прокомментировала ситуацию, с которой ей приходится иметь дело сегодня, когда хуже любого вида наркомании является Интернет. И об этом много раз говорили во время конференции. Патриарх и другие выступающие подняли проблему навязчивой привязанности некоторых монашествующих к сотовым телефонам и Интернету. Это [такой разговор] означает принадлежность к реальному миру; открытость для мира. Нам следует ожидать, что монашествующие будут приходить к нам со своими трудностями, своими слабостями, и мы с открытыми глазами должны смотреть на эти вещи и решать их. Не следует все идеализировать. Нужно просто принять их, и, как мать София отметила, монашеская община требует очень индивидуального подход. Тут одно правило для всех не работает. Это невозможно.

Могу сделать такое заключение, что Ваши впечатления от поездки весьма положительны?

Я многому научился. Думаю, что Патриарх и другие очень четко определили две главные проблемы России: отсутствие преемственности у настоящего с прошлым и молодость многих руководителей монастырей, настоятелей и игуменей. По его словам, "вы должны учить других, а вам самим еще надо учиться".

Во время коммунистического правления духовные наставники были разогнаны, а монастыри – разрушены. Народ, у которого хоть какая-то преемственность могла бы передаваться по наследству, оказался во многом исчезнувшим.

Таким образом, многие монашеские общины создаются из людей, которые имеют очень мало опыта и не обучены старшим поколением. И начинают монашеское делание они совершенно неопытными. Это как начинать с нуля. Как сказал мне однажды Владыка [митрополит] Лавр, и я тогда не понял, что Россия должна начать снова со времен святого князя Владимира. Сейчас я все больше и больше понимаю, что это на самом деле так.

Очень благодарен за то, что я услышал о преемственности, потому что это дает мне хорошие виды на будущее нашего монастыре. У нас существует непрерывная традиция. Я имею в виду то поколение, которого уже нет. У меня была возможность у них учиться, общаться с ними и быть у них в послушании. Я знаю, что то место, где они получили свой монашеский опыт, это место истинное, связанное с прошлым.

От физической связи, от чтения многого из того, что оставили старшие отцы, из их советов, которые они мне давали по разным поводам, я точно помню то, что они говорили. И эти советы действительно меня сформировали. Я видел их духовное устроение, поэтому знаю, что здесь, в Джорданвилле, существует непрерывная монашеская традиция.

Возможно, это то, что мы могли бы принести современному монашеству?

Ну, мы могли бы… Если мы достаточно скромны для того, чтобы не думать, у нас есть ответы на все вопросы. Если бы я думал, что могу пойти поучать 600 российских игуменов и игуменией, это было бы абсурдно, и я даже на мгновение не могу это предположить.

Я поделился некоторыми своими мыслями, повторил некоторые слова архимандрита Киприана (Пыжова), владыки Лавра и других джорданвилльских отцов, поделился тем опытом, который я получил за четыре десятилетия моего пребывания в монастыре.

Все присутствовавшие на форуме были моложе меня, за исключением, может быть, Его Святейшества.

Вы, наверное, были одним из старших клириков по хиротонии?

В какой-то степени, да. Я не спрашивал. Мы не должны стремиться занять первое место, поэтому я "спрятался", пока они, в прямом смысле, не выволокли меня вперед. Они продолжали проталкивать меня вперед и вперед, пока, наконец, я ни оказался почти рядом с последним епископом. Меня реально толкали и говорили: "Идите! Идите вон туда!".

Так что, в принципе, имея в виду то, что я слышу из Вашего ответа, мы – смиренно - могли бы привнести что-то в современное монашество?

Думаю, что да, но это очень индивидуально, если кто-то спросит нас. В личном общении я свободно выражаю свои мысли, что сам пережил, и говорю о тех уроках, которые я вынес от старших отцов.

И в каждом случае, как я увидел, они воспринимались с удивлением, даже с некоторым изумлением. Для людей это было настоящим назиданием, как-будто они в первый раз это услышали. И они говорили: "Ну, мы не знаем, как с этим бороться. Уивительно! Мы никогда раньше не слышали об этом, и да, мы могли бы использовать этот опыт".

К сожалению, много раз молодые настоятели и настоятельницы просто берут книги, правила, разные монашеские наставления – и с этими текстами начинают монашескую жизнь. У них нет живой традиции, которую можно было бы интерпретировать, чтобы знать, как ее правильно применять. Я говорил от сердца, и это произвело впечатление. А я и не ожидал. Я не затем там был, чтобы производить впечатления.

Отец Лука, почему Россия так важна для монашеского и академического сообщества Джорданвилля? Нвсколько важно нам находиться на одной волне с Россией?

Потому что мы являемся частью Русской Церкви. Это то место, откуда идут наши корни – из Русской Церкви.

Там происходит настоящее великое возрождение духовной и, в частности, монашеской жизни. Много искренних людей, которые ведут православный образ жизни, монашеский образ жизни, по крайней мере – пытаются. Думаю, полезно общаться, насколько возможно, с этими людьми, ведь мы также можем поучиться у них, можем назидаться и черпать вдохновение от их дел. Общаясь с ними, слушая их, я вернулся, приобретя полезную информацию, вдохновленный богослужениями, благочестивой жизнью и отношением. Думаю, что люди должны поехать туда и также испытать все это.

Образование и эрудиция в России, в академическом ее мире, огромны. И они все время повышаются. Не знаю, есть ли предел тому, что сейчас происходит, но иногда у меня складывается ощущение, что богословская, академическая жизнь остались в XIX-м или близко к XX-му веку. Поэтому некоторые из их богословских взглядов иногда являются для нас сюрпризом. Это если бы вы говорили с людьми, жившими где-то в 1840-х или 1880-х годах, а не с высоты нашего опыта, который пришел к нам от духовных руководителей, которые положили начало и сегодня стоят во главе жизни Русской Зарубежной Церкви. Это еще одна очень важная тема.

Из всего того, что Вы сказали, я также могу сделать вывод, что уровень дискуссии, степень дискуссии были честными и абсолютно открытыми. Так?

И это было очень свежо. Помню, лет пять-десять назад, когда я был в России в составе переговорных комиссий по примирению двух наших церквей, у нас было мало желания откровенничать о том, что произошло за последние 70-80 лет. Даже когда мы упоминали о каких-то вещах, то присутствовала, казалось, некоторая скрытность при их обсуждении.

Но на этот раз я многократно слышал как от Святейшего Патриарха Кирилла, так и от других, о разрушениях большевиков, об их жестокости, массовой гибели людей и т.д. Разговор был очень открытым, в то время как в прошлом они как-то не стремились говорить о таких вещах. На этот раз уже абсолютно не было никаких сомнений, и последним, что сказал Патриарх, было: "Скоро наступит 2017 год, и это будет хорошее для нас время, чтобы вспомнить и пересмотреть все то, что с нами случилось, и почему это произошло".

Для России очень важно иметь истинное православное духовное понимание революции – не политическое, а духовное понимание того, что все это значит, и как это произошло. Как говорится: это как если бы Бог сказал: "Вы хотите создать рай на земле? Тогда попробуйте и посмотрите, что получится. Посмотрите, сможете ли вы прожить без Меня и без богоспасаемого русского царя". Святой Иоанн Кронштадтский говорил, чтобы не трогали Помазанника, а то будет кровопролитие. И все случилось именно так, как предсказывали российские пророки. Думаю, что все это сейчас пересматривается. И то, что я увидел, вселяет очень хорошую перспективу.

Патриарх упомянул много слабых мест в монашеской жизни, причем некоторые из них были и в дореволюционной России. Он сказал, что монастырь должен быть местом молитвы, а не колхозом, где люди просто работают. Еще он сказал, что мы должны быть очень осторожными, не думать, что хорошая монашеская жизнь будет только потому, если все будут просто работать день и ночь. Он сказал, что это совсем не то, зачем все мы здесь собрались. Он, можно сказать, нас упрекал, направлял, говорил о недостатках из прошлого и настоящего с надеждой на то, что они не перейдут в будущее, что ситуация улучшится.

В заключении Святейший сказал, что все нужно делать очень осторожно и с любовью. Мы не должны шагать вперед с молотком или топором в руке и налагать на людей военную дисциплину. Исправлять надо совсем не так; когда мы начинаем применять правила, надо помнить о конкретном человеке. Считаю, что это абсолютно правильно, и всегда так считал.

Если позволите, хорошим заключением этого интервью было бы напоминание о том, чтобы мы помнили об индивидуальном подходе к человеку и о проявлении к нему любви.

Когда вы начинаете применять правила и т.д., то должны делать это с любовью и помнить о человеке, а не забивать людей и не настаивать на том, что одно правило должно быть для всех. Это нужно иметь в виду. Есть общие вещи, которые хороши и к которым мы должны стремиться. Когда начинаешь исправять и направлять, следует принимать во внимание время, в которое мы живем, и людей, с которыми общаемся.

Большое спасибо за это познавательное интервью, отец Лука. Очень приятно было услышать о Вашей поездке и ваших положительных впечатлениях.

Хотел бы поблагодарить организаторов конференции за приглашение. У меня сложилось очень хорошее впечатление об их работе, в которой принимало участие много молодежи. Больше всего меня поразило то, что все они вели себя очень уважительно, были внимательны и духовно культурны – все, от первого до последнего человека, который открыл багажник в такси, когда вез меня в аэропорт. Он поклонился мне, взял благословение и сказал: "Бог благословит вашу поездку. Ангела-спутника Вам в дорогу".

Фото прот. Николая Балашова со страницы в Facebook.

Share This:



< PreviousNext >

 

 

Фотоальбомы
Церковный календарь

   

ВОСТОЧНО-АМЕРИКАНСКАЯ ЕПАРХIЯ | Русской Православной Церкви Заграницей