ВОСТОЧНО-АМЕРИКАНСКАЯ ЕПАРХИЯ
Русской Православной Церкви Заграницей
РПЦЗ
Официальный сайт
"Объединитель: Святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский": Беседа прот. Виктора Потапова

В пятницу, 26 мая, протоиерей Виктор Потапов (член Епархиального совета, настоятель Св. Иоанно-Предтеченского собора в Вашингтоне) выступал с беседой о жизни и наследии свят. Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского на съезде, состоявшемся в Сретенском монастыре Москвы в честь 10-летия восстановления Евхаристического единства Русской Православной Церкви. Предлагает текст беседы ниже.

Всегда приятно рассказывать о великом святителе ХХ века Иоанне (Максимовиче) особенно потому, что он занимает важнейшее место в моем духовном становлении. В отличие от моей матушки, которая во Франции выросла при владыке Иоанне, я лично не был с ним знаком, но твердо верю, что святитель Иоанн руководил мною на протяжении всего моего пастырского служения и привел меня к священнослужению в основанной им в 1949 г. церковной общине в Вашингтоне – соборе св. Иоанна Предтечи.

Исследуя жизнеописание этого подвижника веры, не трудно убедиться в том, что этот выдающийся иерарх Русской Церкви во всех своих официальных решениях и личных поступках строго руководствовался святоотеческой экклезиологией.

Святитель горячо любил свою земную родину, ее историю, ее святыни. Он глубоко переживал порабощение России антихристианскими силами и был совершенно непримирим к безбожной власти. Однако любовь к земной отчизне не ограничивала его архипастырского служения только до попечения об одном своем народе. Он обладал вселенским видением миссии Церкви и был пронизан горячим желанием делиться достоянием Святого Православия со всеми. Эта убежденность просматривается во многих его проповедях и наставлениях.

"Кроме забот о своих пасомых, – говорил святитель, напутствуя одного молодого архиерея на предстоящее епископское служение, – надо также распространять веру Христову среди не познавших еще Истины. Проповедь Христова учения и веры во Христа и в Живоначальную Троицу есть исполнение долга, заповеданного Христом апостолам и неотъемлемый долг архипастырей и пастырей…

"Следуя святым Василию Великому и Иоанну Златоусту, вознося за Божественной литургией молитву за всю Церковь, за всю вселенную, епископ должен знать не только свою область, но близко принимать к сердцу все, что происходит во всей Церкви Вселенской"[1].

О миссии Русской Зарубежной Церкви владыка Иоанн писал:

"Задачей Зарубежной Церкви является предохранение от распыления чад Православной Русской Церкви и сохранение духовных ценностей, принесенных ими с Родины, а также распространение православия в странах, в коих они проживают"[2].

Не случайно свят. Иоанн пользуется особым почитанием среди православных христиан разных народностей, которые воспринимают его как своего родного святого.

Глубокая церковность святителя Иоанна было сформулирована не только благодаря блестящему богословскому образованию, полученному им на богословском факультете Белградского университета, но прежде всего явилась плодом умного делания и ежедневного совершения Литургии.

Святитель Иоанн нес свое архипастырское служение в очень сложное для Церкви Христовой время. Церковь в подъяремной России была порабощена, за границей рассеянные по всей планете русские беженцы вынуждены были самоорганизовываться, обустраивать личную и церковую жизнь на чужбине в труднейших условиях.

10 июня 1934 года в Белграде Иоанн Максимович был поставлен во епископа Шанхайского и назначен викарием Пекинской епархии. Новохиротонисанный иерарх прибыл в Шанхай 4 декабря 1934 года, где к тому времени жило около 50,000 русских беженцев. Здесь он сразу принялся улаживать серьезные разногласия между православными приходскими общинами и объединять свою новую паству.

При епископе Иоанне в Шанхае были построены или достроены новые храмы, но главным в его служении стала помощь нуждающимся, особенно детям. По его благословению и с его личным участием в Шанхае строились больница, приют, гимназия, дома для престарелых, общественная столовая, коммерческое училище. Организовал для сирот и детей бедных родителей приют во имя святителяТихона Задонского. Святитель сам подбирал больных и голодающих детей на улицах шанхайских трущоб и приводил их в приют. Много внимания уделял владыка религиозному образованию, посещал тюрьмы, навещал больных в психиатрической лечебнице.

В годы Второй мировой войны положение в Шанхае было весьма сложным. Русские эмигранты были бесподанными, советская дипломатия вела сильнейшую пропаганду, убеждая русских вернуться домой на родину, где, как дипломаты преподносили, во главе Церкви стоит законно избранный патриарх, открываются храмы и всем русским будет дана амнистия. В Шанхае около 10 000 русских взяли советские паспорта. Многие русские архиереи Китая поддались советской пропаганде, в том числе знаменитый камчатский миссионер митрополит Нестор (в 1948 году митр. Нестор вернулся в Москву, был арестован и отправлен в Мордовские лагеря, где отсидел до 1956 г.).

Нарушены были связи между Заграничным Синодом и русской православной диаспорой в Китае. В июле 1945 года в Харбине состоялось епископское совещание, которое решило просить у Патриарха Алексия І принять дальневосточные епархии в лоно Московского Патриархата. Одним из участников вхождения Православной Церкви в Китае в юрисдикцию Русской Православной Церкви был епископ Иоанн. Свое решение влад. Иоанн обосновал следующим образом:

"После решения Харбинской епархии и ввиду отсутствия сведений о Заграничном Синоде в течение ряда лет иное решение нашей епархии сделало бы ее совершенно независимой, автокефальной епархией. Канонических условий для такой независимости не имеется, так как сомнений в законности признанного патриарха не имеется… Возношение имени Председателя Заграничного Синода пока должно быть сохранено, так как по правилу 14 Двукратного Поместного Собора нельзя самовольно прекращать поминовение своего митрополита…"[3].

Архиепископ Иоанн стал возносить имя нового патриарха и продолжал поминать митрополита Анастасия (Грибановского), председателя Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей. Но когда были восстановлены нормальные сношения с Заграничным Синодом и выяснилось, что избрание Патриарха Алексия I проходило с каноническими нарушениями, владыка Иоанн прекратил поминование Патриарха. Тем не менее святитель продолжал надеяться на воссоединение Русской Церкви:

"Стремясь к единой общей цели и действуя отдельно в зависимости от условий, в которых каждая из них находится, Церкви внутри России и за рубежом успешнее смогут достигать выполнения как общей, так и своих особых задач, имеющихся у каждой из них, пока не настанет возможность полного их объединения.

"В настоящее время Церковь внутри России должна залечивать раны, нанесенные ей воинствующим безбожием, и освобождаться от уз, препятствующих внутренней и внешней полноте ее деятельности…

"Мы молим Господа, да ускорит Он наступление того вожделенного и чаемого часа, когда Первосвятитель всей Руси, взойдя на свое Патриаршее место в первопрестольном Успенском соборе, соберет вокруг себя всех русских архипастырей, от всей Русской и чужих земель сошедшихся…".[4]

Владыка скончался в 1966 году, не дожив до чаемого им восстановления евхаристического общения двух ветвей Русской Православной Церкви.

В декабре 1965 года, за полгода до кончины, святитель Иоанн ответил на опрос Синода Зарубежной Церкви о желательности созыва Третьего Всезарубежного Собора:

 "Относительно созыва Собора с участием клириков и мiрян… считаю, что такой Собор желателен и крайне необходим… (На нем) должен громко прозвучать голос зарубежья против продолжения гонений на веру, нужно выразить сочувствие и духовное единство страждущим там за веру нашим братьям и сестрам… Желательно до того и после сделать попытки восстановить единство Русской Церкви зарубежом, и во всяком случае смягчив предварительно отношения с отколовшимися от Нея частями…".[5]

***

Я был рукоположен в сан иерея 1 сентября 1974 г, за неделю до открытия III Всезарубежного собора Русской Православной Церкви Заграницей. Это было время, когда отсутствовали какие-либо офицальные сношения Зарубежной Церкви с Московским Патриархатом. Я не мог тогда представить, что через 30 с лишним лет Господь приведет мне стать членом предсоборной комиссии и делегатом на IV Всезарубежном Соборе, где будут решаться вопросы будущего Русской Зарубежной Церкви и восстановления евхаристического общения с Московским Патриархатом.

В мае 2005 года Первоиерарх РПЦЗ митрополит Лавр объявил о созыве IV Всезарубежного Собора. В продолжение года в приходах, на епархиальных собраниях и пастырских съездах шли оживленные дискуссии, на которых высказывались самые различные мнения, в том числе даже требования отложить созыв Собора. Благодарения Богу, что владыка митрополит Лавр не отступил от взятого им курса. А когда пришло время составлять списки делегатов на Всезарубежный Собор, то сам Владыка Лавр позаботился о том, чтобы на нем присутствовали противники восстановления единства с тем, чтобы все точки зрения были услышаны. Между тем, сколько оскорблений пришлось перенести ныне блаженнопочившему Первоиерарху!

Выбор места для проведения Собора пал на кафедаральный храм Пресвятой Богородицы в Сан-Франциско иконы Всех скорбящих радость, строительство которого завершил владыка Иоанна и где почивают его честные мощи.

IV Всезарубежный Собор был открыт 6 мая 2006 года. В продолжение всей работы Собора находилась с нами Одигитрия Русского Зарубежья – Курская Коренная икона Знамения Пресвятой Богородицы, которую так почитал святитель Иоанн и в присутствии которой в 1966 г. перешел в жизнь вечную.

Прения по поводу вопроса сближения с Москвой начались в кулуарах и официально со второго дня Собора. С каждым часом горячие дискуссии усиливались и мнения разделялись: многие делегаты говорили о том, что процесс сближения идет слишком быстро, хотя почти никто не оспаривал сам принцип объединения.

Выступлений на Соборе было много, и в течение нескольких часов первоначальный дух оптимизма для меня и для многих других делегатов сменился сомнениями, что будет невозможно прийти к единогласному решению.

Во время бурных прений и выступлений противников объединения, я вниматеьно наблюдал за владыкой митрополитом Лавром. Пойдет ли он на компросмисс с ними? Вспоминает прот. Серафим Ган, личный секретарь митрополита Лавра:

"Он их (противников единства – ВП) не боялся, а любил и считал необходимым проявить о них пастырскую заботу, то есть дать им возможность не только высказаться, но и получить все ответы на волнующие их вопросы. Здесь опять-таки проявилась его вера в то, что в деле восстановления единства есть воля Божия, всеблагая и спасительная. Во время одного из самых бурных прений… епископ Амвросий (Кантакузен), заметив, как спокоен Владыка Лавр, перебиравший свои четки и бесстрастно возглавлявший заседания, сказал, что соборное дело – это священнодействие и поэтому необходимо продолжать дискуссии в духе братолюбия и благоговения, ибо на Соборе совершается дело Божие".[6]

Отчетливо помню, как эти эмоционально высказанные слова владыки Амвросия успокаивающе воздействовали на присутствующих...

К концу третьего дня Собора (10 мая) редакционной комиссии, позглавляемой прот. Александром Лебедевым, было поручено составить резолюцию по вопросу о евхаристическом общении с Московской Патриархией. Работа над документом началась поздно вечером и шла весьма туго.

К полуночи решено было прервать работу и перейти в собор и у мощей святителя Иоанна и просить угодника Божия о его помощи. На раку мощей святителя были положены черновой вариант Резолюции и список имен всех делегатов Собора. Горячая молитва вселила в нас уверенность, что все завершится так, как Богу будет угодно. После молебна работа по Резолюции пошла, как по маслу и к началу утреннего пленарного заседания 11 мая резолюция была готова.

Обсуждение и голосование по соборной Резолюции о будущих отношениях Зарубежной Церкви с Церковью в России состоялись в четверг 11 мая. По мудрому распоряжению Высокопреосвященнейшего митрополита Лавра голосование проходило в отдельности по каждому параграфу.

"При обсуждении проекта Резолюции Собора, – говорится в "Послании IV Всезарубежного Собора боголюбивой пастве", – рассматривался каждый ее параграф, вносились поправки, так что в создании ее участвовали все. Поистине, это было соборное творчество, в котором ощутимо проявилась благодать Святого Духа, нас собравшая. Каждый абзац текста принимался отдельным голосованием, – и был принят с дивным единодушием.

"Многие члены Собора впоследствии свидетельствовали о том, что выстраданное совместной работой соборное единство, воспринято ими как чудо".[7]

Вот несколько отрывков из окончательного текста резолюции IV Всезарубежного Собора:

"Мы, участники IV Всезарубежного Собора, собравшиеся в богоспасаемом граде Сан-Франциско, в благодатном присутствии Одигитрии Русского Зарубежья Курской Коренной иконы Божией Матери и святых мощей святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского, в трепетном сознании ответственности, лежащей на нас, в послушании Архипастырю – Христу, во всецелом доверии и любви пастырей и мирян ко своему Первоиерарху, Высокопреосвященнейшему митрополиту Лавру и Архиерейскому Собору, свидетельствуем, что, как верные чада Святой Церкви, будем преклоняться воле Божией и подчиняться решениям предстоящего Архиерейского Собора.

"Мы, архипастыри, пастыри и миряне, члены IV Всезарубежного Собора, единодушно выражаем свою решимость уврачевать раны разделения внутри Русской Церкви – между ее частями во Отечестве и за рубежом. Нашей Пасхальной радости сопутствует великая надежда, что в благоприятное для сего время, будет восстановлено, на основе Христовой Истины, единство в Русской Церкви, открывающее нам возможность служить вместе и причащаться от единой Чаши…

"Преклоняясь пред подвигом Святых Новомучеников и Исповедников Российских, прославленных как Русской Зарубежной Церковью, так и Русской Церковью во Отечестве, мы видим в них тот духовный мост, который возносится над пропастью пагубного разделения в Русской Церкви и делает возможным восстановление чаемого всеми церковного единства"[8].

Поистине, итог IV Всезарубежного Собора был подлинным чудом милости Божией, приведшей десять лет назад к единству Русской Церкви, к которой так стремился великий святитель ХХ века, архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский Иоанн Чудотворец.

 

[1] Цит. по статье прот. П. Перекрестова "Взгляд на Русскую Церковь в ХХ веке святителя Иоанна, Шанхайского и Сан-Францисского Чудотворца. 2003. http://www.synod.com/Nashe%20nasledie/stjohn_views.html.

[2] Там же.

[3]Святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский, Москва 2008 г. сс. 100-101.

[4] Там же, с. 102-103.

[5] Архиепископ Иоанн, Отзыв Архиерейскому Синоду Русской Православной Церкви Заграницей, 1/14 декабря 1965, архив Западно-Американской епархии.

[6]Прот. Серафим Ган. На восстановление единства Русской Церкви была воля Божия. http://www.pravoslavie.ru/103362.html.

[7]Деяния IV Всезарубежного Собора Русской Православной Церкви Заграницей, Москва 2012 г. С. 375-376.

[8]http://www.pravoslavie.ru/17348.html.

Share This:



< PreviousNext >

 

 

Фотоальбомы
Церковный календарь

   

ВОСТОЧНО-АМЕРИКАНСКАЯ ЕПАРХIЯ | Русской Православной Церкви Заграницей