ВОСТОЧНО-АМЕРИКАНСКАЯ ЕПАРХИЯ
Русской Православной Церкви Заграницей
РПЦЗ
Официальный сайт
Избранник Божией Матери

Отрывки из первого интервью, данного бр. Иосифом Муньос-Кортесом журналу "Православная Русь" в 1983 году (опубликованного в номерах 17, 18, 20).

* * *

Вот как бр. Иосиф ответил на вопрос "Почему Господь избрал именно Вас для этого чуда?"

…Я знаю свои недостатки и сознаю свое ничтожество, но думаю, что Бог все же использует меня для Своей цели. Бог часто проявляет Себя через самых последних. Я один из последних в Церкви Православной: я не русский, я обращенный, и Бог призвал меня однажды к истинной вере и, по Своей милости, сейчас избрал меня во второй раз. Но Господь дает мне почувствовать, что я ничто. Каждый день все более и более я чувствую это свое ничтожество; я только орудие, хотя нечистое и грешное, в руках Божиих. Я заметил, что некоторые люди как раз-то и задают мне этот вопрос: почему именно Вы избраны Богом? Почему у Вас это произошло? Я отвечаю им, что я всегда молился Пресвятой Деве и никогда не просил чуда, никогда не просил Пресвятую Деву, чтобы Она дала мне какое-нибудь доказательство о себе. Я верую в Божию Матерь, как верую в Бога. Я очень чту Божию Матерь, потому что так был научен в детстве моей матерью. Я верю, что Пресвятая Дева проявляет себя там, где она хочет.

* * *

"Великое и дивное чудо происходит"

Почти год тому назад мы втроем, я и двое моих друзей, поехали из Канады на св. Гору Афон. В одном небольшом скиту я оставил одного из моих спутников, который решил принять монашество. Из этого скита я с другим своим товарищем, который хорошо говорит по-гречески, начали посещать самые знаменитые афонские монастыри. Я очень хотел побывать в келлии Данилеев, в которой есть иконописная школа древней традиции. Мы взяли лодку и доплыли до скита Капсокаливия. Здесь мы переночевали и затем пошли пешком к нашей цели – к Данилеевской келлии. Восемь часов мы шли по горам, но келлии все нет и нет. Мы уже потеряли счет времени, но все же продолжали наш путь. Наконец я уже не мог идти далее, ноги ужасно болели и я сказал моему спутнику: "Я не могу дальше идти, давай остановимся здесь". Посмотрев вниз, так как мы находились на высокой горе, мы увидели, что внизу виднеется небольшой скит. Мы спустились. Оказалось, что это скит во имя Рождества Христова. Настоятель скита принял нас радушно и угостил нас на террасе чаем и рахат-лукумом; после этого, когда мы вошли внутрь дома, я увидел в иконописной мастерской вот эту икону Пресвятой Девы. Я никогда не смогу объяснить то, что я почувствовал, увидев эту икону. Я думаю, что мое сердце перевернулось в моей груди. Я очень крепко привязался к этому образу. Так как здесь писали иконы, то я просил монахов продать мне эту икону. Но они сказали мне, что эту икону они не продают, так как она одна из первых, написанных в их ските. Я долго и настойчиво просил, чтобы они продали мне икону, но монахи вежливо дали мне понять, что они не могут ее продать. Они могут написать копию этой иконы и прислать мне. Но я чувствовал какую-то особую глубокую привязанность именно к этой иконе. После еще долгих и настойчивых просьб, до того, что мой друг уже устал переводить их, я подумал, что нет надежды приобрести эту икону, так как они не хотят ее продавать. Ночью, когда я пошел на литургию, во время пения "Достойно есть" я пал ниц и усердно молился Пресвятой Деве: «Я уже сделал все, что можно сделать по-человечески; я им предлагал деньги и надоедливо упрашивал игумена, но, Божия Матерь, все же иди с нами в Америку, потому что мы нуждаемся в Тебе». После мною произнесенной молитвы, я почувствовал душевное успокоение, как бы уверенность в том, что Пресвятая Дева пойдет с нами. Окончилась литургия и мы пошли позавтракать; после завтрака мы начали готовиться к отъезду из скита на лодке. Когда мы уходили, то мы не смогли попрощаться с настоятелем, т. к. нигде не могли найти его. Но когда я уже выходил из скита, чтобы начать спускаться к берегу, так как скит находится на горе, чтобы сесть в лодку, появился настоятель скита с иконой, завернутой в бумагу, и сказал мне, что Пресвятая Дева хочет ехать с вами в Америку. Я был очень поражен, потому что это произошло в последние минуты нашего отъезда. Интересно заметить, что, когда я уходил из скита, у меня на душе не было печали, что мы покидаем место, где находится икона. Не могу выразить словами, но я не чувствовал безнадежности. Когда игумен отдал мне икону, я хотел ему заплатить за нее, но он сказал мне, что за святыню нельзя принимать деньги. Я настаивал на своем и хотел каким-нибудь способом отблагодарить их, хотел пожертвовать деньги на бедный скит, но игумен не хотел взять абсолютно ничего.

После того, как я получил от игумена икону, я сказал другу: "давай быстрее спускаться и уезжать, а то они еще передумают". Мы сели в катер. Когда мы находились в пути и плыли по направлению к Дафне, сильный внутренний голос настойчиво говорил мне: "Иди в Иверский монастырь и приложи твой образ Иверской Богоматери к знаменитой чудотворной иконе Иверской Божией Матери, находящейся в этом монастыре". Повинуясь этому голосу, мы пошли в Иверский монастырь. Здесь нас не очень приветливо встретил старый монах и сказал: "Ждите, еще не открыт храм, где находится Иверская икона". И мы прождали целых три часа около храма пока не пришел другой монах и открыл его. Когда пришедшего монаха мы попросили, чтобы он позволил нам приложить нашу икону к образу Иверской Божией Матери, он удивленно спросил, почему мы хотим это сделать? Я ему объяснил, что мы хотим икону освятить, так как мы ее повезем в Америку, где сатана взял все в свои руки. Монах согласился и мы приложили нашу икону к Иверской. Со Святой Горы я поехал в Испанию и пробыл там одну неделю в доме матери. В это время икона была совершенно сухая и не было никаких признаков влаги на ее поверхности.

(…) Из Испании я возвратился в Канаду. Я купил лампаду для иконы и поместил св. образ между св. мощами некоторых святых Киево-Печерской Лавры, которые мне дал Владыка Леонтий Чилийский, когда я был в Чили, а с другой стороны была икона-фотография св. преподобномуч. княгини Елизаветы. Прошло три недели, в течение которых я каждую ночь читал Акафист Пресвятой Деве. И вот однажды ночью я проснулся около четырех часов утра и почувствовал какое-то благоухание, которое наполняло весь дом, не только мою комнату, но весь дом.

(…) В доме жил со мной молодой человек, и я спросил его: не разбил ли он флакон с духами, так как ощущается такое благоухание? Он мне ответил: "Нет, нет!" Говорю ему: "Я уверен, что это благовоние исходит от св. мощей, которые стоят на столике". На другой день, когда я утром стал на молитву, то, взглянув на икону, я увидел, что из руки Пресвятой Девы выходят струйки, которые стекают к подножию иконы. Я сказал моему сожителю: "когда ты заправляешь лампаду, будь осторожен", потому что, подумал я, он неосторожно заправляет лампаду и облил икону маслом. Но он мне сказал, что он не заправлял лампаду. Я взял и обтер икону и почувствовал, что благовоние исходит от нее. Но это было так необыкновенно, что я рассматривал, рассматривал и рассматривал и не мог понять, что происходит что-то дивное. Вскоре к нам приехал иеромонах Ириней и сказал мне, что икону нужно отвезти в церковь. Мы так и сделали.

* * *

"Привезя икону в храм, мы положили ее на престоле и о. Ириней еще раз освятил ее (икона уже была освящена в Иверском монастыре и в Протате, где я получил расписку со штампом, чтобы ее можно было вывезти с Афона). Когда мы положили икону на престол, то в течение всей литургии струйки мира текли из рук Младенца Христа. После этого, прошло еще две недели и о происходящем чуде никто еще не знал, кроме о. Иринея, который посоветовал мне, что обо всем нужно сообщить Владыке Виталию (Монреальскому и Канадскому). Но я ему ответил, что до сих пор я не могу понять, что происходит с иконой. Я так был поражен происходящим, так удивлен этим чудесным явлением, что не мог прийти в себя. А икона все продолжала и продолжала источать миро. В конце концов мы решили рассказать обо всем Владыке Виталию. В одно воскресение о. Ириней должен был служить в монастыре в Монреале, и мы поехали туда с иконой. Я сказал о. Иринею: "если Владыка должен увидеть эту икону сегодня, то он должен сам прийти в храм без всякого приглашения". Владыка почти всегда сначала заходит в монастырскую церковь, а потом едет в кафедральный собор. Но в этот день он не пришел. Потому я сказал о. Иринею: "подождем еще неделю, чтобы рассказать ему об иконе". После этого Владыка вскоре узнал о чуде и передал нам, чтобы мы приехали в монастырь. Когда мы приехали в монастырь с иконой, завернутой в кусок материи, которая была вся пропитана миром, то Владыка прежде всего, что сделал, это взял вату и обтер ею досуха всю икону, сняв, таким образом, все миро, находившееся на иконе. Затем он взял образ и пошел по всем помещениям трехэтажного дома. Когда он возвратился в храм, то икона опять была покрыта миром, которое текло по рукам Владыки. Он поклонился иконе и сказал, что происходит великое чудо. После этого повезли икону в собор. С этого момента икона никогда не переставала источать миро, кроме одного раза в течение нескольких дней Страстной седмицы в этом году (1983 г. – ред.). В Страстной вторник все миро и все благовоние полностью исчезло, и я подумал, что чудо окончилось. Я вынул икону из киота, потому что моя квартира очень маленькая, а киот очень большой, и повесил ее на стене. Во вторник, в среду, в четверг, в пятницу и утром в субботу икона не источала абстолютно ни капельки мира. Но когда я пошел к послеобеденной службе Великой субботы и вернулся назад, то я увидел, что весь стол, который стоял у стены, где висела икона, покрыт был миром золотистого цвета, которое капало на него с иконы. Это единственный раз за 10 месяцев, когда икона была совершенно сухая.

* * *

– Бывали ли некоторые дни, когда икона источала больше мира, чем в другие?

– Да, бывали. Например, в день, когда была хиротония во епископы в Монреале, миро текло на пол. Такой случай я впревые увидел. И еще один раз, когда я был в Санкт-Петербурге во Флориде. …Из рук Богоматери и Богомладенца просто поднималось миро, как будто какая-то сила выдавливала его изнутри иконы.

– Из каких мест иконы более всего истекает миро?

– Всегда, всегда и никогда не меняло места истечение мира; всегда оно истекает из рук Божией Матери и из звезды, которая на левом плече Пресвятой Девы, и только иногда из руки Господа Иисуса Христа. Миро всегда течет вниз. Замечательно то, что миро истекает только из изображения Божией Матери и Младенца, и вовсе не истекает из обратной стороны иконы. Сзади она совершенно сухая. Некоторые люди говорили, что мы обливаем икону маслом. По этому поводу Владыка Павел (Австралийский и Новозеландский) сказал, что, когда происходит такое чудо, диавол очень злится. Поэтому, вначале было много подозрений.

– Не случалось ли Вам встречаться с каким-нибудь ученым и не высказывал ли он своего мнения по поводу чуда источения мира?

– Да, встречались люди образованные, которые наблюдали это чудо. Я знаю одного ученого, верующего христианина, в Майами, который очень тщательно рассмотрел икону со всех сторон, после чего сказал, что совершается самое большое чудо нашего 20 века. "Откуда, недоумевая, спрашивает он, происходит это масло?" Между прочим, когда этот человек пришел посмотреть на икону, то он не хотел прикасаться к ней, боясь как бы не соблазнить верующих. Но я ему сказал: "рассматривайте, пожалуйста, икону как Вы хотите, с тем только условием, чтобы не оскорбить Божию Матерь". Первое, что он сделал, это повернуть икону и осмотреть заднюю ее сторону. Не оттуда ли проступает масло на лицевую сторону иконы? Но задняя сторона была совершенно сухая. Он сказал, что происходит нечто чудесное. Он убедился, что не из задней стороны иконы проступает масло и не из дерева, на котором она написана. Еще до этого уже брали для исследования кусочек древеснины из верхней части иконы, но оказалось, что икона написана на обыкновенном еловом дереве.

"Приходская жизнь", август-ноябрь 1999 г.

Share This:


 

 

Фотоальбомы
Церковный календарь

   

ВОСТОЧНО-АМЕРИКАНСКАЯ ЕПАРХIЯ | Русской Православной Церкви Заграницей