ВОСТОЧНО-АМЕРИКАНСКАЯ ЕПАРХИЯ
Русской Православной Церкви Заграницей
РПЦЗ
Официальный сайт
"Я выходила замуж за почтальона!" – Интервью с протоиереем Димитрием и матушкой Наталией Ермаковыми

Более века назад отцы-основатели Успенского прихода приехали сюда, на юго-запад Пенсильвании, оставив позади все, что было для них дорого и знакомо: дом, семью, обычаи. Они знали, что без надежды на промысл Божий они не выживут. И от этой великой веры, преданности и любви к Богу в 1917 году эти люди обновали православный приход. Храм стал центром их жизни, то, что сблизило их с этой землей, с этой страной.

В следующем году в Маккиспорте было построено церковное здание – маленький, но красивый храм в честь Успения Пресвятой Богородицы, который стал домом как для основателей прихода, так и для тех, кто приехал до и после них. С течением времени храм этот стал известен как "маленькая церковь за углом".

29 октября 1967 года Успенский храм отметил 50-летие со времени основания. Обращаясь к прихожанам на юбилейном вечере, тогдашний настоятель храма прот. Петр Крета сказал: "Так же и продолжайте! Сегодня мы гордимся своим приходом и благодарим Бога, но мы должны помнить, что нам нужен большой храм. Господь да поможет нам скорее осуществить нашу мечту".

Но о. Петру не суждено было увидеть новую церковь: в начале 1970 года он отошел ко Господу. Два месяца приход окормляли приезжие священники, пока 3 июня 1970 года в храм ни приехал новый настоятель – прот. Димитрий Ермаков с матушкой Марфой и пятью детьми.

Для нынешнего настоятеля Успенского храма – прот. Димитрия Ермакова ІІ – этот храм стал центром его жизни. Сюда вместе с родителями он приехал в возрасте восьми лет. Здесь он учился в воскресной школе, присуживал отцу в алтаре.

Это была "золотая эра" Успенского храма. За воскресной Литургией храм был полон, и вопрос строительства нового храма вскоре вышел на первый план.

Последняя Литургия в "маленьком храме за углом" состоялась 12 августа 1973 года, а 4 сентября "маленькая церковь" была снесена. Началось строительство нового – большого – храма. Для трех церковных колоколов было заказано еще три новых – бронзовых, и все колокола были запрограммированы на разный колокольный звон.

5 января 1975 года в храме была отслужена первая Литургия. 7 января здесь впервые отпраздновали Рождество Христово. За праздничной Литургией молились 320 прихожан.

9 июня 1975 года началась установка иконостаса, созданного по типу храма св. апостола Андрея Первозванного на Святой Горе Афон, который был первым подобным в Америке.

К февралю 1982 года завершилась роспись храма, были написаны 60 икон. В июне 1984 года центральный купол был украшен фресками с изображением святителя Тихона, Патриарха Московского, царя Николая ІІ и царской семьи. В январе 1986 года был завершен иконостас и развешены все иконы.

Уже в новом храме, на одном из приходских вечеров, будущий о. Димитрий встретил свою будущую матушку – Наталью. В этом приходе они венчались. Здесь он был рукоположен в сан диакона и священника.

21 декабря исполняется 20 лет со дня рукоположения о. Димитрия Ермакова во пресвитера.

Отец Димитрий Ермаков: – Мои предки со стороны отца – Герасим и Ксения – родом из России, как они всегда говорили, на деле же – с Украины. Там они жили недалеко от города Ужгорода, никогла не знали друг друга на родине и встретились только в Америке, в Питтсбурге. Поженились они, когда дедушке было 26 лет, а бабушке – 16.

Предки со стороны матери приехали в Америку из Австро-Венгрии. Бабушка моя, Марфа Рассен, родилась уже в Америке в 1904 году. Деда звали Иоанн Свида. Все мои предки были православными.

Родители встретились, когда отец в 1950-х годах учился в Св. Тихоновской семинарии. По окончании семинарии они поженились. Я – младший из пяти детей, родился в Пенсильвании, в районе Питтсбурга. Отец мой в то время уже был приходским священником в приходе Американской митрополии в гор. Канонсбург. Но рос я фактически в Маккиспорте с того времени, когда в 1970-м году отца перевели в Успенский приход.

Я всегда был тенью своего отца. Ездил за ним на освящение домов, на отпевания, в больницу причащать больных, был рядом с ним на венчаниях. Постоянно помогал в алтаре, и он меня всему научил. Но насчет рукоположения медлил. Желание служить Церкви у меня в глубине души всегда было, но я не форсировал события. С матушкой Наталией мы поженились в 1988 году, и отец меня время от времени спрашивал: "Ну, когда будем рукополагать тебя во диакона?" А я говорил: "Нет, не сейчас".

Отец мой любил сочинять музыку. Однажды в своем кабинете он писал музыку, и тут я зашел. Он меня спрашивает: "Что тебя удерживает от принятия священного сана?" Мне тогда было 32 года. "Честно говоря, я чувствую себя недостойным", – ответил я. Он отложил бумаги и сказал: "Ты не достоин? А ты знаешь, что самый достойный – это тот, кто считает себя недостойным?" Из храма мы с матушкой ехали домой молча. Я задумался, а матушка посмотрела на меня и спросила: "Ты собираешься рукополагаться, так?" Я сказал: "Ну почему я все время борюсь против этого своего желания? Я же всегда этого хотел. И отец прав: кто на самом деле достоин, так это тот, кто считает себя недостойным".

Это было летом 1993 года. Я написал прошение владыке Илариону, который был на тот момент епископом Манхэттенским. Наш приход перешел под омофор Русской Зарубежной Церкви в марте 1994 года, а накануне праздника святителя Николая – 18 декабря 1994 года – епископ Иларион рукоположил меня во диакона. Так я стал служить с отцом. В то время он уже начинал болеть, ему было трудно ходить. Спустя три года мы решили, что пора написать прошение архиерею о рукопожении меня в сан священника. Рукоположил меня 21 декабра 1997 года епископ Гавриил. Диаконом я прослужил три года и три дня. Спустя лва года, 3 августа 1999 года, отец скончался и в октябре я был назначен настоятелем.

Матушка Наталия Ермакова: – Я никогда не собиралась становиться матушкой. Мой отец был священником и я видела, насколько это сложно, и как трудно жилось маме. Я воскликнула: "Я же выходила замуж на почтальона!" Но это было веление сердца и я поддержала его решение.

– Отец Димитрий, расскажите о Вашей светской работе.

– Почтальоном я стал в 26 лет. Это тяжелая физическая работа: я разношу почту, хожу пешком с сумкой за плечами. Почтальонская сумка рассчитана, чтобы носить в ней груз весом до 35 фунтов, но я ношу не более 20-ти.

Первую половину дня я разношу почту – это 10 миль в день пешком (когда был моложе – ходил до 14 миль), во второй половине дня развожу посылки на грузовике. Мы разносим счета, письма, посылки, журналы. Больше всего бывает посылок, потому что люди сейчас много товаров заказывают по Интенету. Покупают даже шины, мебель, гриль, садовую мебель. Мы развозим все эти заказы по адресам, выгружаем.

Мой рабочий день начинается в 8 часов утра, закончить я должен в половине пятого, но часто приходится работать дольше, и домой прихожу не раньше 6-ти часов вечера. В течение дня мой телефон, предназначенный для прихожан, находится у матушки, и она мне звонит, если случается что-то срочное, чтобы я мог спланировать вечер или следующий день.

Из-за моей работы по субботам мы назначаем вечернее богослужение на 6:30 вечера. Случается, что я прошу кто-то из семьи открыть церковь и сказать прихожанам, что начнем, как только я освобожусь. Иногда я приезжаю и уже в храме переодеваюсь. Мое начальство знает, что я священник, и особенно в предпасхальный период разрешает мне сдвигать график. Утром я служу Литургию в 8 утра, затем переодеваюсь в почтальонскую униформу и в 10:30 начинаю разносить почту.

Конечно, это большой стресс и работа нелегкая. Бывают дни, когда у меня нет времени даже пообедать: стараюсь не делать перерывов, чтобы закончить к 6-ти вечера.

– А чем занимается матушка?

Матушка Наталия: – Я большей частью сконцентрирована на семье. Всю жизнь работаю мамой, и часть времени работаю в школе секретарем. Сейчас, когда дочка Наталья выросла, работаем с ней в школе на пару. Мне предлагали работать целый день, но тогда у меня не осталось бы времени на семью, на храм, на уход за престарелыми родителями.

– Как матушка и ваши пять детей помогают настоятелю в храме?

– Старшая дочка, Александра, работает сторожем и убирает храм, преподает в воскресной школе, поет в хоре. Вторая, Наталья, поет на клиросе. Третья, Ксения, состоит в церковном совете, преподает в воскресной школе. Мария убирает в храме, поет в хоре, отвечает за выпуск церковного листка.

Мы с детьми спланировали недавнее празднование 100-летия Успенского храма. Всей семьей сделали книгу об истории и настоящем дне нашего храма. Сын Димитрий – самый младший в нашей семье – занимался организацией зала, подарками, украшением храма. Уже несколько лет сын прислуживает в алтаре и недавно начал шить церковные облачения. Недавно он подготовил школьный проект, где рассказал, что собирается пойти по стопам отца и стать священником.

– Димитрий "третий" постоянно ходит за мной, как и я когда-то следовал за отцом!

– Во время празднования юбилея вашего храма мы проехали по Маккиспорту и его пригородам, и ясно увидели, что в 1970-е годы, когда ваша семья переехала сюда, город был другим. Это был рабочий город, центр сталеплавильного производства в Америке. Сейчас большинство заводов закрыты. Это сказалось и на численности населения, изменило и ваш приход… Каким вы видете свой город в будущем?

– Город в последние годы действительно очень сильно изменился. В начале 1980-х годов, когда я учился в университете, заводы уже начали закрываться. И когда они закрылись, мы потеряли многих наших прихожан, потому что работы не стало и люди меняли место жительства. Даже сейчас можно видеть заколоченные дома, где давно никто не живет.

Но на настоящий день приход все же сохранил своих прихожан. Сейчас у нас в приходе официально 180 человек. Есть и местные, американцы, приняшие Православие. Но с того времени, как наша семья приехала в Маккиспорт в 1970-х годах, очень многое изменилось. Молодежь спрашивает, что такое сталелитейный завод! Целое поколение детей не знает, что такие заводы здесь были. Сейчас в нашей местности сохранился всего один сталеплавильный завод, и горящий там огонь напоминает олимпийский огонь!

– Отец Димитрий, из верующих каких национальностей состоит ваш приход?

– У нас много прихожан, чьи предки приехали в Америку из Австро-Венгии, из Карпатской Руси, из Галиции. Они не считают себя чисто русскими. А вот отец рассказывал, что мой дед считал себя русским. Как-то он посмотрел на карту и сказал, что мы, оказывается, украинцы! И сказал отцу: "Все равно считаю себя русским: не называй меня украинцем! Я родился русским и русским умру". Я помню, когда маленьким мальчиком я видел у него дома портрет царя Николая и царской семьи. Когда в 1970-е годы дедушка умер, царская семья еще не была прославлена, но отец говорил, что дедушка считал царя и семью святыми и стойко за это стоял.

Еще когда наш храм был под омофором Православной Церкви в Америке, отец внутри храма на куполе заказал фреску с изображением Патриарха Тихона и царской семьи. Тогда это вызвало споры среди духовенства, потому что из всех изображенных в то время прославлен был только Патриарх Тихон. Даже некоторые прихожане были против этой росписи.

Недавно в своей проповеди я сказал прихожанам: "Вот в книгах вы читаете, что царь, якобы, был не достойным правителем, что он заботился только о своем богатстве. Но это не царь Николай! Если вы прочитаете о его жизни, то узнаете, что он был очень религиозным, духовным человеком. За трапезой вся семья читала жития святых вместе того, чтобы предаваться развлечениям, как делали другие высокопоставленные чиновники. Царская семья могла уехать из России, но они не предали веру и не оставили народ, пребывая с ним до своего горького конца".

После этой проповеди некоторые прихожане подходили ко кресту и говорили мне: "Батюшка, мы не знали!"

– Интересно, что интерьер вашего храма, будучи творением и домом прихожан карпатороссов – русинов – отличается от традиционного, известного нам, православного храма… Разьясните, отец Димитрий, что означают, например, семисвечники в зале храма, горящие стеклянные лампады со свечами…

– Семисвечники символизируют семь церковных Таинств. Стеклянные лампады со свечами прихожане покупают и зажигают в память своих здравствующих родных и близких и в память о почивших. Они горят семь дней, а на следующей неделе такую свечу можно поставить снова. Это карпаторосский обычай. Когда мы закрываем храм, то лампады не гасят. Люди знают, что их лампады горят и днем, и ночью.

Также по традиции во время чтения Евангелия и в другие значимые моменты Литургии благочестивые прихожане-мужчины подходят к центру храма с трисвечниками в руках, символизирующими Святую Троицу.

– А еще женщины вместо платка на голову надевают гипюровые вуальки…

– Это американское изобретение, своего рода компромисс, в случае, когда женщины не желают покрывать голову косынкой или шарфом. Когда наш приход находился в юрисдикции Православной Церкви в Америке, жещины изобрели вот такую вуаль для храма. Еще их называют – салфетки. Они могут быть разных цветов, но самые популярные – белые и черные.

В нашем храме мы не одобряем джинсы и футболки. Алтарники, даже под подрясником, носят темные брюки и темные ботинки. И подрясник только черный, никаких разноцветных!

– Отец Димитрий, каким вы хотели бы видеть будущее прихода?

– Надеюсь, что наш приход будет двигаться вперед и увеличиваться. Тем более, что в Питтсбурге в последнее время открываются предприятия, которые дают людям работу. Так что есть прогресс. Как говорил мой отец: "Не сможет быть хуже, может быть только лучше!"

Но есть у нас и проблемы, одна из которых – это недисциплинированность. Страшно, что родители не заботятся о том, чтобы дети ходили в храм, в воскресную школу. Наши дети, когда были маленькие, шли в храм вместе с нами. Если праздничное богослужение было в будний день, то утром они шли на занятия, потом на Литургию, а потом снова в школу. Матушка забирала их из школы, а потом из храма снова везла их в школу.

Занятия в нашей воскресной школе начинаются в 9 часов утра, перед Литургией. И я говорю родителям, что дети не могут приехать в храм сами, взрослые должны об этом позаботиться.

Я часто напоминаю прихожанам, сколько людей раньше было в нашем храме! Даже новый просторный храм мы построили. В воскресной школе было много детей, сейчас Литургии и воскресной школе люди предпочитают спорт.

Но самый больной вопрос, с которым сталкиваются не только православные, но и все христианский конфессии, это то, что мы становимся все менее христианским обществом. Вот это, я думаю, и есть реальный вызов нашему обществу. Вокруг нас – безбожное общество. Люди сосредоточены на себе, им не нужна Церковь, не нужны ее заповеди. И нам надо вновь привести народ в церковь, убедить их, что без Церкви Божией мы – ничто. И чтобы люди почувствовали, что им нужна Церковь, и Церковь здесь, на земле, ради их спасения и здесь их ждут.

Беседовала Татьяна Веселкина
Фото автора и holyvirgindormitionmckeesportpa.com

Share This:



< Previous

 

 

Фотоальбомы
Церковный календарь

   

ВОСТОЧНО-АМЕРИКАНСКАЯ ЕПАРХIЯ | Русской Православной Церкви Заграницей