ВОСТОЧНО-АМЕРИКАНСКАЯ ЕПАРХИЯ
Русской Православной Церкви Заграницей
РПЦЗ
Официальный сайт
"Сэм Кокс снял документальный фильм о монастыре в Западной Вирджинии, где и крестился"

Теоретически, идея расстаться с вашим айфоном и переехать в удаленную деревню, чтобы ухаживать за пчелами и замиматься духовной практикой – это привлекательно, особенно в 2019 году. На практике же монашество требует от человека умереть для себя, оставить секс, имущество и карьеру. Все это является обязательным, и всегда было именно так, независимо от того, в каком веке имело место.

Такой выбор монашествующих привлек к себе внимание режиссера Сэма Кокса, когда он узнал о существовании русского православного монастыря, затерянного в отдаленной долине Западной Вирджинии. Кокс, выросший в семье пятидесятников в столице Сев. Каролины Роли, оставил религиозную общину после того, как окончил колледж, почувствовав, что религия не может справиться с напряженностью в современном мире.

Его извилистый духовный путь – через годы профессионального роста в Нью-Йорке, внутренне изнуряющую работу на ферме под Питтсбургом и переезд в свой родной город – привел его в 2017 году в Антиохийскую православную церковь Всех Святых в Роли. Там он узнал о Крестовоздвиженском монастыре гор. Вейн, шт. Зап. Вирджиния, где живут и трудятся около 20-ти монахов, посвятивших себя аскетической молитвенной жизни до конца своей жизни.

Получив разрешение от игумена монастыря архимандрита Серафима (Вопела), в 2017-2019 годах Кокс неоднократно приезжал в Зап. Вирджинию. Благодаря тому, что ему везде в монастыре был открыт доступ, он записал историю о новом монахе – отце Иустине, который готовился к постригу и принятию монашеских обетов.

Результатом этих поездок стал 49-минутный документальный фильм "Новые люди", режиссером, продюссером и редактором которого стал Кокс. Наблюдая за тем, как монахи собирают яйца, чинят заборы и про себя молятся на просторах Аппалачей, легко можно забыть, что все это происходит не в древние времена. При этом в центре фильма стоят духовные вопросы. По завершении фильма Кокс перешел в Русскую Православную Церковь.

Перед показом фильма "Новые люди" в галерее Роли в четверг, 12 декабря, сотрудники Интернет-журнала www.IndyWeek.com поговорили с г-ном Коксом о том, как он открыл для себя Крестовоздвиженсктй монастырь и как ему удалось снимать внутри, а также о том, как сегодня люди принимают монашество.

INDY: Насколько распространены такие монастыри в Соединенных Штатах?

СЭМ КОКС: Таких монастырей около 30-ти или около того. Но подобные общины все равно довольно редкы. Там живут примерно 25 монахов, что достаточно много для монастыря. Большинство из них американцы, принявшие крещение в Восточной Православной Церкви.

– В 2017 году игумен разрешил пяти монахам выступить публично. Они общались только с вами или и с другими тоже?

– Только со мной. Люди могут поехать туда, и вы тоже, если хотите, можете отправиться туда в паломничество, но они не будут искренне рассказывать вам о своей жизни. Я ездил туда более полутора лет и жил там по несколько дней. Жил даже примерно шесть недель. Просто принимал участие в жизни монастыря и ничего не снимал. В общей сложности я был там три с половиной месяца.

– Как вам удалось упросить их открыться?

– Думаю, что все это произошло по воле Божией. Случилось там, высоко. А то, что ниже, это были слова игумена: "Вижу, что вы серьезно и искренне относитесь к этому". Я показал ему мой фильм о православном храме Всех Святых, и ему он очень понравился. Надеюсь, что это поможет открыть больше дверей, чтобы люди увидели и поверили, что я отношусь к ним с уважением.

– А Вы когда-нибудь думали о том, чтобы самому уйти в монастырь?

– Да. Это очень притягательный образ жизни. Думаю, что тяжело было бы проводить там столько времени, если ты к нему глубоко не привязан.

– Мне кажется, у многих американцев существует врожденное предвзятое отношение к закрытым религиозным сообществам…

– Я стал заниматься этим проектом около года назад. Сам стал православным. Мое пребывание там помогло мне преодолеть мои подозрения относительно религии. Я понял, что это не идеология, в которую вы должны верить. Это образ жизни, которым могут жить люди независимо от их интеллекта или умственных способностей. Мы на Западе сосредоточены или на интеллектуальном совершенствовании, или на эмоциональном. Это только две модели поведения, которые имеются у людей.

– Что представляет собой монастырский распоряок дня?

– Они молятся, постоянно в течение дня читают Иисусову молитву: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго". Утром служба – с 5-ти до 7-ми, а затем вы можете вернуться в свою келлию и с 7-ми до 9-ти делать все, что захотите: молиться, читать или просто готовиться к дальнейшим делам. С 9-ти до 12-ти – утренние послушания, с 12-ти до 13:30 – обед, затем с 13:30 до 5-ти вечера – работа. В 5:30 – ужин, в 6:30 – Повечерие, которое заканчивается к 7:30 – 8:00 вечера. После 9-ти часов в монастыре тишина.

– Какие у вас надежды на будущее фильма?

– Надеюсь, его посмотрит и аудитория помимо православных верующих. Моя целевая аудитория – люди не православные. Именно такие люди, как я, задают вопросы на духовные темы, недовольны современной жизнью и считают, что в ней что-то не так. Надеюсь, что он дойдет до этих людей и расширит возможности их выбора.

– Вы говорили о том, что протестантская церковь не в состоянии справиться с современными проблемами. Чем, на ваш взгляд, отличается Православие?

– Глубиной, масштабом того, как православные понимают личность человека. Православная Церковь огромна и мистична и соответствует сложности человеческого бытия. Если вы не боретесь со страстями, вы не православный. Я думаю, что духовная борьба – это опыт ["Восточного"] Православия. Только так и может быть, потому что в мире существуют проблемы. И в этом принятии реальности есть надежда.

Переизнадо с разрешением редактора www.indyweek.com.
Перевод Пресс-службы Восточно-Американской епархии.

 

 

Фотоальбомы
Церковный календарь

   

ВОСТОЧНО-АМЕРИКАНСКАЯ ЕПАРХIЯ | Русской Православной Церкви Заграницей