ВОСТОЧНО-АМЕРИКАНСКАЯ ЕПАРХИЯ
Русской Православной Церкви Заграницей
РПЦЗ
Официальный сайт
Епископ Феоктист: "Перспективы православной миссии в Америке очень хорошие"

В советское время о князе Александре Невском в России больше говорили как о полководце и дипломате, оставляя за скобками его духовную жизнь. И мало кто в то время знал, что когда Александр Невский, возвращаясь из Орды, почувствовал, что скоро покинет этот мір, в монастыре приволжского города Городец он принял великую схиму. Но если бы он не умер так скоропостижно, то стал бы схимником Алексием, а не великим князем Александром Невским. Как повествует житие святого, когда во время заупокойной службы митрополит Кирилл приблизился к гробу, чтобы вложить в руку усопшего разрешительную грамоту, рука князя сама простерлась, как живая, и приняла грамоту. После того, как митрополит поведал об увиденном народу, многие стали призывать князя Александра в своих молитвах, а в 1547 году Александр Невский был причислен к лику святых. В 1724 году, при Петре І, который относился к нему с большим почитанием, нетленныя мощи князя были перенесены из Владимира в С.-Петербург, для чего была построена Александро-Невская лавра.

Нынешний 2021-й год – 800-летие со дня рождения святого – был объявлен в России Годом Александра Невского, святого, которого Святейший Патриарх Кирилл назвал "примером того, когда власть и святость соединяются в личности".

Согласно Каталогу православной архитектуры, в міре насчитывается 1324 храма, освященных в честь благоверного князя Александра Невского, из них за пределами России – в Сербии, Словакии, китайском Ухане, Белоруссии, Грузии, Болгарии, что свидетельствует о том, что "именем России" святой Александр Невский был назван не случайно. В США храмов в честь св. Александра – три, все на востоке страны: в Русской Зарубежной Церкви – Св. Александро-Невский собор гор. Ховелл, шт. Нью-Джерси, и храм-памятник в гор. Ричмонд, шт. Мэн, и в Православной Церкви в Америке – Св. Александро-Невский кафедральный собор гор. Питтсбург, шт. Пенсильвания.

В воскресенье, 12 сентября, когда Православная Церковь праздновала Перенесение мощей св. Александра Невского, торжества в честь святого состоялись в соборе в Ховелле, собравшие духовенство и верующих из разных штатов Америки. Гостем праздника стал епископ Переславский и Угличский Феоктист (Игумнов).

Святой Александр Невский присутсвует в жизни владыки Феоктиста с момента его прихода в Церковь. Свой путь к Богу, в качестве сторожа и иподиакона, он начинал в храме св. Александра-Невского в Ижевске (Удмуртия), там же был рукоположен во диакона; среди прочих мест, служил в храме св. Александра Невского в воинской части, в сан архимандрита был возведен в Александро-Невской лавре С.-Петербурга. И, наконец, был назначен правящим архиереем Переславской епархии.

А еще, как владыка вспомнил здесь, в Америке, в центре Нью-Йорка, его дедушка по отцу, Николай Миронович, родился в Александро-Невском районе Рязанской области.

– Все мои предки по линии отца – из деревни Бурминка Александро-Невского района Рязанской области. В этой деревне до сих пор много моих однофамильцев и, возможно, родственников. Но к духовенству мом предки никогда не имели отношения, а фамилия связана с собственностью на землю. Были они монастырскими крестьянами и, соответственно, принадлежали настоятелю, то есть игумену монастыря.

– Ваше Преосвященство, на протяжении веков русские люди обращались к образу святого князя, находя в нем опору и надежду. А как лично Вы в сердце своем ощущаете присутствие рядом святого Александра Невского?

– Мне сложно о нем забыть и преставить свою церковную жизнь без святого благоверного князя Александра Невского. Он присутствует в моей жизни, как воздух. Переславль – центр нашей епархии. Здесь в 1221 году родился Александр Ярославич и здесь он крестился в Преображенском соборе, существующем и в наши дни.

Почему он взял меня под свою опеку, я не знаю, но, безусловно, его поддержку я постоянно чувствую. В настоящее время для меня важно его умение не плыть по течению, не быть в фарватере, а видеть цель и понимать приоритеты, и, не взирая ни на что, к этим целям двигаться. Это важно, потому что мы все сейчас подвергаемся мощному давлению с разных сторон. И я молюсь благоверному князю о том, чтобы мне быть самим собой и ничего не бояться. Сомнения бывают, но святой князь Александр Невский вселяет в меня надежду и оберегает.

– Три года назад Вы были назначены правящим архиереем в Переславль-Залесский…

– А до этого я служил викарным епископом в Волгоградской епархии. Волгоград тоже связан с именем Александра Невского. Там недалеко была ставка хана и туда ездил благоверный князь. Совсем недавно Святейший Патриарх Кирилл освятил там собор в честь святого Александра Невского. Пусть недолго, но я принимал участие в жизни епархии, и, хочется надеяться, что внес, пусть и очень незначительный, вклад и в устройство нового собора. Как минимум, участвовал в освящении его колоколов.

– А из Волгограда Вы приехали на родину Александра Невского. Какой в наши дни самый главный памятник в епархии, связанный с именем этого святого?

– Конечно, это уникальный белокаменный Спасо-Преображенский собор. Храм однокупольный, построен в ХІІ веке. В России это один из древних сохранившихся соборов и охраняется государством как памятник архитектуры. При реставрации собора на его стенах было обнаружено несколько древнерусских домонгольских граффити. Мы в нем несколько раз в год служим.

Собор производит сильное впечатление своими пропорциями, строгостью, величием. Это то видение красоты, которое мы, к сожалению, уже утратили. Вроде бы, все правильно сейчас строим, но нет в строениях той простоты и величия, которые были тогда.

Архитектура остальных древних строений в епархии – периода правления царя Ивана Грозного. А наш Никитский монастырь – самый древний, насколько мне известно, на территории России. В этом году ему исполнилось 1011 лет.

Когда в Переславле живешь и служишь, привыкаешь к древности. Вот этот собор построил царь Иван Васильевич, его отреставрировали, а я – заново освятил. Царь строил, я – освящаю, такое у нас рабочее взаимодействие. Я, конечно, шучу. Главное, когда живешь в атмосфере древности, не привыкнуть к этому и не начать считать все окружающее самим собой разумеющимся, потому что все это – чудо. И чудо, что мы имеем возможность молиться в этих храмах. Чудо то, что я, парнишка из Удмуртии, где самому древнему зданию всего лишь лет 200, сейчас имею возможность служить в таких святынях, которые трудно представить в моем родном регионе.

– В Вашей епархии ведь тоже есть Александро-Невский собор. Как там прошли юбилейные торжества?

– Наш Александро-Невский храм – кафедральный, он входит в состав [находящегося рядом] Владимирского собора и был построен в 1740 году. В 1929 году храм был закрыт, а в 1998 году снова стал действующим. Мы все торжества юбилейного года согласовывали с областной администрацией, и празднества в нашем регионе прошли 11-12 июня – это торжественные богослужения, выставки, народные гуляния с участием руководства Ярославской области. Поэтому я сейчас и смог приехать на торжества в Александро-Невский собор в штате Нью-Джерси.

– Какие впечатления у вас от праздника в американском храме?

– Самые добрые и светлые. Радостно, когда видишь такое количество православных. Я знаю, что во многих храмах штатов Нью-Джерси и Пенсильвании службы были отменены и духовенство с прихожанами приехали в собор. Также чувствовалось, что это большой активный приход и по количеству духовенства и прихожан, и сам приход по американским мерках достаточно древний – ему исполнилось 85 лет. Тепло и радостно прошло и неформальное общение с архиереями и священниками.

Почему я акцентирую внимание на количестве людей? Потому что у нас в России соотечественники не совсем понимают, какое количество православных, в том числе православных русской традиции, в Америке. Многим кажется, что это несколько человек, а в реальности здесь очень много православных. У меня даже есть такое, правда, ничем не подтвержденное, предположение, что количество (не в процентном соотношении) людей, регулярно участвующих в таинствах, которые исповедуются и причащаются, в Америке сопоставимо с Россией.

Я был на встрече в штате Пенсильвания, и местный журналист-американец спросил, каковы перспективы Православия в Америке. Я ответил, чем его немножко напугал, что, по нашим расчетам, через 50 лет вся Америка будет православной. Я, конечно, пошутил, потому что я не занимаюсь миссией в США и не могу этого знать, но на мой дилетантский взгляд мне кажется, что перспективы православной миссии в США очень хорошие. Здесь есть хорошая база – люди, которые выросли в протестантизме и знают Священное Писание, когда для них приоткрывается историческая христианская традиция, они откликаются. У них нет предубеждения против Православия. Меня вдохновляет и радует, что есть континент, где, несмотря на внутренние проблемы, очень хорошие перспективы для миссии. То количество американцев, которые не имеют никакой связи с Россией, но приходят в православные храмы, и то количество американцев, которых я видел в Нью-Джерси, подтверждают мое оптимистическое видение Православия в США.

Мне очень нравятся приходы, которые я посещаю в США. Мы дружим с отцом Серафимом Ганом, и мне нравится Серафимовский приход в Си-Клифе, где я неоднократно служил еще будучи священником. Мне также нравится Богоявленский приход отца Виктора Болдевскула в Бостоне. Это живые и активные христианские приходы, в том числе и образовательные центры.

Мне нравятся приходы Православной Церкви в Америке, в одном из которых, в Орландо, служит мой друг. Нравятся книжные образовательные проекты Свято-Владимирской семинарии. В каждый свой приезд в США я стараюсь приезжать к ним за книгами.

– Владыка, представьте Вашу епархию. Чем она живет?

– У нас много святынь, много древних памятников, много святых. В то же время наша епархия – деревенская, она довольно бедна в финансовом смысле. Священников, которые у нас служат, почти 170 человек на 100 тысяч совокупного населения, но это священники, которые в большинстве своем – подвижники, которые служат "ради Иисуса, а не ради хлеба куса". Это люди, которыми я вдохновляюсь, на которых стараюсь равняться. Они большие молодцы, они меня многому учат в смысле веры и нравственности. И самая важная характеристика нашей епархии – это удивительные замечательные священники. Может быть, кому-то они могут показаться простенькими, у кого-то недостает образования, но это люди без "двойного дна", очень искренние, без лукавства.

Монастыри наши отличаются друг от друга. В женских подвизаются в основном вдовицы, молодых не много. Мужские монастыри – менее многочисленные. Я этому даже радуюсь, потому что человеку надо сформироваться, чтобы поступать в монастырь. Молодые пусть живут, себя испытывают, ведь вместе с монашеством начинаются серьезные искушения, которые не монах не может понять и даже поверить, насколько они реальные и насколько они сильны. К этому надо быть готовыми, потому что если ты чуть-чуть дашь слабинку в молитве, то тебя может в нравственном смысле разорвать на части.

Монастыри у нас являются паломническими и туристическими центрами, и у монашествующих есть возможность и желание трудиться на этом поприще.

Наши монастыри также являются центрами социальной деятельности и все самое значимое в епархии происходит на базе монастырей. Для меня очень важно то, что делает наш Феодоровский женский монастырь, он занимается созданием Центра святителя Луки Крымского. Святитель 9 лет провел в Переславле-Залесском, где был главным врачом в местной больнице.

К моменту моего назначения в Переславль эти здания были заброшены, мы взяли их себе и сейчас собираемся делать ремонт. Там мы планируем открыть паллиативное отделение на 10-15 коек как филиал московской Алексеевской больницы.

В Даниловом монастыре, благодаря игумену, большому количеству людей оказывается материальная помощь. Мы стараемся идти в сторону социальной и гуманитарной помощи, ведь это провинция, ведь люди у нас живут небогато, а некоторые – даже на грани нищеты. У нас нет избытка, но у нас есть то, чем мы можем поделиться, мы стараемся не проходить мимо нуждающихся.

– За время Вашего служения в епархии Вы совершили 32 священнические и диаконские хиротонии. На какие качества Вы обращаете внимание, когда рукополагаете человека?

– Главное, чтобы человек был добрый. Я злых не рукополагаю. В міре сейчас столько негатива, зла и агрессии, а когда человек приходит в Церковь, надо, чтобы там его встречали добрые люди. Может быть, несовершенные, но добрые. Мне кажется, что наш мір очень нуждается в доброте. Строгости много, а доброты, человеческого тепла и понимания бывает маловато. Я стараюсь, чтобы нашими священниками были такие люди, от которых не хочется бежать, а к которым хочется идти и общаться.

– Владыка, какой Вы видите епархию в будущем?

– Мне бы хотелось, чтобы духовенство, и я сам, дружно продолжили образование и обучение, писали научные работы; чтобы у нас не было нуждающихся в финансовом отношении священников, особенно многодетных; чтобы была выстроена система реставрации и восстановления храмов, памятников архитектуры. Для нас это базовые вещи.

– Помощи Божией Вам, Владыка, духовенству и верующим на родине святого Александра Невского!

Беседовала Татьяна Веселкина
Фото из архива епископа Феоктиста и автора.  

 
 

 

Приходы
Духовенство
Курская Коренная икона
СМИ
Ресурсы
Церковный календарь

   

О НАС
МЕДИАТЕКА
СПИСОК ПРИХОДОВ
РЕСУРСЫ

Восточно Американская Епархия| Русской Православной Церкви Заграницей